”...общественная некоммерческая организация, объединяющая русскоязычное население Тампере и регион Пирканмаа в Финляндии...” 

Загадка смерти Моцарта

Это интересно Andrey 0 3 435 
Загадка смерти Моцарта

В 35 лет Вольфганг Амадей Моцарт умер в нищете, слабеющей рукой торопливо записывая последние ноты своего «Реквиема», который считал заупокойной мессой по самому себе. До сих пор биографы Моцарта в недоумении: как могло случиться, что композитор, буквально озолотивший своей оперой «Волшебная флейта» либреттиста и театрального антрепренера Шиканедера, умер в нищете? Как могло произойти, что его похоронили по низшему разряду в общей могиле вместе с десятком бродяг?

Наиболее распространенная версия смерти композитора — отравление, и появилась она сразу же после кончины Моцарта . Его жена Констанца утверждала, что мужа преследовала мысль о смерти от яда. Сын, Карл Томас, в свою очередь, вспоминал: «Тело отца было странно распухшим, как у отравленного ртутью». Противники этой версии считают, что ртуть могла появиться в организме совсем по другой причине: ею лечили спинную сухотку, которой страдал Моцарт .

Подозреваемым N 1 долгое время был его соперник — композитор Антонио Сальери. Несмотря на слухи, Вена пышно отпраздновала полувековую годовщину творческой деятельности «подозреваемого». Говорят, что венская публика не слишком прислушивалась к сплетням, более того, после смерти Моцарта его жена Констанца, отправила младшего сына учиться именно к Сальери. Впрочем, сын Моцарта считал, что «Сальери не убивал отца, но поистине отравил его жизнь интригами», а отец Моцарта еще 18 марта 1786 года писал своей дочери Наннерль: «Сальери со своими приспешниками опять готов перевернуть небо и ад, лишь бы только провалить постановку» («Свадьбы Фигаро»). И все же интриги — отнюдь не медленный яд «акватофана», которым якобы отравили Моцарта . Впрочем, другие сторонники этой версии утверждали, что Моцарт был отравлен ртутью.

Давайте вспомним последние дни великого композитора :

Год выдался тяжелым: Моцарт страдал от безденежья и долго болел. Однажды в дверь постучался незнакомец, одетый во все черное.

— Я пришел к вам, сударь, по поручению очень важного лица. Лицо это не желает, чтобы имя его было известно.
— Пусть будет так. Чего же он хочет? — ответил Моцарт.
— Он только что потерял близкого человека. Он желает каждый год отмечать годовщину смерти церковной службой и просит написать для этой цели реквием. Вложите в это дело весь свой талант, вы имеете честь работать для большого знатока музыки, — сказал незнакомец и удалился.

Идея создания реквиема глубоко захватила Моцарта. Он работал с невероятным увлечением. Вот только состояние здоровья композитора становилось все хуже. «Видно, для самого себя пишу я этот Реквием», — не раз говорил он жене и друзьям. Странная таинственность незнакомца только усугубляла положение и действовала угнетающе на возбужденное воображение композитора.

Когда Моцарта зашли навестить друзья, они были потрясены его болезненным видом и уговорили отложить работу и лечь в постель. Он согласился при условии: друзья сейчас же исполнят для него готовые части Реквиема. А своему любимому ученику Зюсмайеру Моцарт стал давать необходимые указания по завершению Реквиема.

Около часа ночи Моцарт скончался.

Позже загадочная история с таинственным заказом объяснилась просто. Граф Франц фон Вильзег цу Штуппах, большой любитель музыки, желал во что бы то ни стало прослыть композитором. С этой целью он заказывал талантливым музыкантам композиции, переписывал их и выдавал за собственные. Потеряв жену, граф решил почтить ее память исполнением Реквиема. С этой целью он послал к Моцарту своего управляющего, который и вел разговор с композитором. Желанием присвоить сочинение великого Моцарта и объяснялась таинственность переговоров.

И все таки все помнят версию с отравлением ? По еще одной версии к отравлению Моцарт был причастен Франц Ксавьер Зюсмайер, ученик, секретарь Моцарта и любовник его жены. При этом господин Зюсмайер был учеником не только Моцарта, но и Сальери. Предполагают, что в руки Зюсмайера ртуть (mercurius) попала от другого «героя» трагедии — графа и музыканта Вальзегга цу Штуппаха, того самого, который заказал Моцарту «Реквием». Как раз в его владениях добывали ртуть.

После смерти Моцарта в музыкальных кругах пересказывались слова кого-то из композиторов, который, якобы, заметил: «Хотя и жаль такого гения, но благо нам, что он мертв. Ибо поживи он больше — поистине, никто в мире не дал бы нам куска хлеба за наши произведения». В кругу венских музыкантов долгое время передавалась следующая история. Будто бы гроб с телом Моцарта отпевали не в храме Св. Стефана, а у входа в Крестовую капеллу, прилегающую к северной недостроенной башне храма. А затем, когда сопровождавшие удалились, гроб с телом внесли внутрь и, прошествовав перед Распятием, вынесли прах великого музыканта уже через другой выход, ведущий прямиком в катакомбы, где хоронили людей, умерших во время эпидемии чумы. Этим странным слухам есть различные подтверждения. Например, известно, что, разбирая архив Бетховена, душеприказчики композитора обнаружили среди прочих бумаг любопытную картинку, запечатлевшую похороны Вольфганга Амадея Моцарта. На рисунке был изображен въезжающий в ворота кладбища убогий катафалк, за которым понуро трусит бродячая собака.

В 1801 году старый венский могильщик случайно выкопал череп, который, как предположили, мог принадлежать Моцарту, скелет которого бесследно исчез. Только в 1859 году был обнаружен старинный план кладбища Святого Марка в Вене и на предполагаемом месте погребения Моцарта был установлен мраморный монумент.



Однако, это не конец истории …

Весной 1986 г. Международный фонд Моцартеум проводил очередную выставку, названную «Моцарт в XIX веке». Среди экспонатов, отобранных для нее, был и загадочно обретенный череп композитора. Его выставили в нише, заботливо укрыв стеклянным колпаком, который обвивал плющ. Впрочем, у посетителей этот мрачный экспонат не вызвал особого внимания.

«Однако на презентации, устроенной в честь выставки, — вспоминал ее устроитель, профессор Рудольф Ангермюллер, — ко мне обратился доктор Целлер, представлявший Кельтский музей. Ему хотелось, чтобы их художник Райнер сфотографировал череп. Позднее по этому снимку он мог бы нарисовать портрет Моцарта».

Вскоре Ангермюллер разоткровенничался. «Вы знаете, мы, между прочим, до сих пор не знаем, подлинный ли это череп Моцарта. У вас в музее нет специалистов, которые могли бы это проверить?»

«Пожалуй, что есть. Вот, например, профессор Тихи».

Так Готфрид Тихи, профессор Института геологии и палеонтологии при Зальцбургском университете, был неожиданно приглашен осмотреть загадочный череп.

Генеральный секретарь фонда Рудольф Ангермюллер торжественно вручил ему реликвию, надеясь на его порядочность и щепетильность.

Вскоре Тихи сообщил, что череп Моцарта подлинный. А потом, к ужасу сотрудников фонда, на первой полосе «Пари-матч» появился снимок, сделанный в одном из местных кафе. Взорам читателей предстал профессор Тихи, позирующий с черепом Моцарта в руках.

«Очень скандально и непорядочно с его стороны». Вдобавок профессор так и не вынес никакого научного заключения, ограничившись лишь подробным описанием черепа.

Вольфганг Амадей Моцарт В нем говорилось следующее: маленькая голова, очень женственная; крутой лоб; тонкая скуловая кость; облик типичен для жителя Южной Германии.

Очевидно, череп принадлежал человеку маленького роста — что верно: рост Моцарта был чуть больше 1,50 м. Возраст покойного: от 30 до 40 лет (Моцарт умер в 35 лет). Кости черепа носят следы рахита, перенесенного вследствие недостатка витамина D: Моцарт был «зимним ребенком»; он почти не гулял на солнце. Один из коренных зубов был сильно поражен кариесом и, очевидно, часто причинял композитору боль — тоже известный факт. Обе лобные кости рано срослись, поэтому глаза выдавались вперед — вот почему, наверное, поэт Людвиг Тик назвал глаза Моцарта «дурацкими». Удивление вызвали следы заживленной трещины черепа. Как могла эта травма ускользнуть от внимания биографов Моцарта? Ведь в литературе мы нигде не найдем сообщения о том, что композитор когда-либо сильно ударился головой. Следствием этого удара, по словам Тихи, была «сильная гематома», причинявшая покойному острые головные боли.

Затем профессор спроецировал рентгеновский снимок черепа на увеличенную копию портрета Моцарта работы Доротеи Шток (1789). На нем композитор был показан в профиль. Череп «совершенно точно укладывался в портрет», заявил Готфрид Тихи.

Впрочем, если сравнить профиль черепа с другими «достоверными» картинами и рисунками, на которых запечатлен Моцарт, то и здесь обнаружится поразительное сходство. Однако сам облик композитора на этих портретах довольно сильно разнится. Как же в действительности выглядел Моцарт? «От него не осталось ничего, кроме жалких портретов, из которых ни один не похож на Другой», — заявил его биограф Альфред Эйнштейн.

И все-таки профессор Тихи настаивал: «Череп Моцарта аутентичен». Сотрудники Международного фонда не хотели доверять поспешному выводу Нужно было раз и навсегда решить, что за реликвию они хранят. 9 февраля 1989 г. они обратились к двум ученым из Вены — Иоганну Шилвасси и Херберту Кричеру — с просьбой еще раз исследовать череп.

Профессор Шилвасси представлял Судебно-медицинский институт, а доктор Кричер — Естественно-исторический музей. Первым делом они заявили, что «все проведенные прежде экспертизы так называемого черепа Моцарта на предмет его подлинности не имеют никакого значения». По их словам, «единственный метод, дающий неоспоримые доказательства, — а именно реконструкция мягких частей — до сих пор не применялся».

Сделав гипсовый отпечаток черепа, Шилвасси и Кричер сформировали на нем лицо, вылепив его из пластилина. Этот метод применяется в криминалистике, чтобы восстановить внешность покойных, подлежащих опознанию.

Однако венские специалисты не подозревали, что до них подобную попытку все же предпринял их французский коллега Пьер-Франсуа Пуэх из Нима.

Очевидно, он воспользовался копией черепа, изготовленной профессором Тихи.

С тех пор этот бюст Моцарта хранится в Марселе.

Шилвасси и Кричер, как и профессор Тихи, сравнили пластилиновую голову Моцарта с портретом Доротеи Шток. Их вывод таков: контуры черепа и облик мягких частей лица во многом совпадают с рисунком — такое возможно лишь, «когда речь идет об одной и той же персоне». И, наконец, заключение:

«Что касается черепа, предоставленного в распоряжение ученых, то речь идет о черепе Вольфганга Амадея Моцарта».

Однако этот бодрый рапорт привел сотрудников фонда в замешательство, ведь такое однозначное заключение — факт скорее необычный для мира ученых. Вообще же за последние полтора десятка лет был выслушан целый ряд противоречивых оценок. Раскритиковали и Шилвасси с Кричером. Семь немецких и швейцарских экспертов подчеркнули, в каком затруднительном положении те оказались, ведь череп сохранился не полностью. У него отсутствуют нижняя челюсть и основание. Обе этих части исследователи заменили, воссоздав их форму по аналогии. Однако профессор Рихард Хельмер, тоже занимавшийся восстановлением облика людей по их черепам, заявил, что «невозможно доказать идентичность, проводя сравнительные исследования черепа и изображений человека, если у черепа отсутствует нижняя челюсть».

Менеджеры фонда Моцартеум констатировали: «Принимая во внимание современный уровень исследований, нельзя привести строгое научное доказательство того, что речь идет о черепе Моцарта».

Тем временем профессор Тихи написал книгу «Невольное завещание Моцарта». В ней он настаивает на своем: «Я не сомневаюсь ни на одну минуту том, что это подлинный череп композитора».

Таково положение дел на сегодняшней день. Прежние методы исчерпали себя. Лишь генетический анализ может, наверное, сказать, что за реликвия хранится в одном из залов фонда Моцартеум. И реликвия ли это? И могут ли генетики решить посмертную тайну композитора? Прежде чем ответить на последний вопрос, вспомним, каким образом «череп Моцарта» совершил путешествие с венского кладбища на музейную полку.

Эта детективная история начинается сразу после смерти Моцарта. По Вене поползли мрачные слухи: «Маэстро убит! Он отравлен!» Разве не сам Моцарт жаловался своей Констанции: «Я долго не протяну Наверняка кто-то дал мне яд!»

Назывались даже имена возможных убийц. Что, если это — Франц Ксавер Зюсмайер, которого Моцарт как-то назвал «говном»? (Справедливости ради отметим, что именно Зюсмайеру в последние часы перед смертью Моцарт указал, как окончить партитуру «Реквиема».) Или его соперник на музыкальной стезе — Антонио Сальери, этот «итальяшка», который впоследствии сам как будто признался в убийстве? «Тяжкий совершил он долг!» — таким убийственным бюрократизмом заклеймил его поэт. (Еще одно замечание справедливости ради: из трех последних симфоний, написанных Моцартом, на сцене при его жизни была исполнена всего одна; она прозвучала в 1791 г. в благотворительном концерте, причем произошло это при содействии А. Сальери.) А если это была сама Констанция, беспечная женушка поэта?

Все эти версии давно исследованы историками и опровергнуты. Наука оправдала всех — и Сальери, и Франца Ксавера, и спутницу жизни и смерти.

В 60-х годах двадцатого века, в Зальцбурге, на одной из сессий Института моцартоведения специалисты пришли к выводу, что, по всей вероятности, никакого отравления не было, и скончался Моцарт от неизлечимой в то время ревматической болезни. Эти доводы подтвердила и известная работа Карла Бэра «Моцарт. — Болезнь. — Смерть. — Погребение».

Моцарт умер от ревматически-воспалительной лихорадки. В последние годы он был измучен бедностью и лишениями. После смерти императора Иосифа II, последовавшей в 1790 г., положение Моцарта стало вовсе безвыходным. На какое-то время ему пришлось уехать из Вены, спасаясь от преследования кредиторов. Незадолго до смерти его зачислили наконец на службу, назначив «бесплатным помощником капельмейстера собора святого Стефана». После смерти капельмейстера Моцарт имел право занять его место, но первым умер он сам. 20 ноября он слег и после двухнедельной болезни скончался 5 декабря 1791 г.

Давно разоблачена и другая легенда — о том, что Моцарта похоронили в общей могиле, как последнего нищего, и холм, увенчавший безвестный прах, даже не украсила табличка: «Здесь покоится великий австрийский…». Не все в этой легенде лживо, но события тех печальных дней требуют иной оценки. Надо знать реалии тогдашней Вены.



Барон Готфрид ван Свитен, занявшийся похоронами, заказал для своего друга «погребение по третьему разряду». Стоимость: восемь гульденов, 56 крейцеров; сверх того три гульдена за катафалк. В то время это были самые обычные похороны, подобающие человеку, достойному во всех отношениях. В последнем ритуале, причитавшемся Моцарту, были строго соблюдены все регламенты похорон, принятые в Австрийской империи и привычные ее жителям, но, может быть, удивительные для иностранцев, которые были готовы счесть соблюдение порядка за пренебрежение к останкам Моцарта.

Так, в этом регламенте, например, говорилось: «В могилах покойных, погребенных в гробах, предписано хоронить четверых взрослых и двух детей; за неимением же детей класть пять взрослых трупов». Обычные могилы были в самом деле общими, рассчитанными на нескольких человек, но так полагалось всем. Это не пренебрежение, это — правила.

Точно были определены даже размеры могилы. «Предписано копать ямы длиной в шесть футов, шириной в четыре фута и глубиной в шесть футов» (один фут соответствовал в Австрии примерно 32 см).

Вечером 6 декабря 1791 г., а быть может, днем позже, катафалк с гробом Моцарта покинул его последний приют и двинулся в сторону кладбища Св. Марка, находившегося в 4 км от города. В черте города в ту пору запрещались похороны. Могильщики оставили гроб до утра в мертвецкой, а потом, опустив его в землю, посыпали крышку негашеной известью.

Через семь-восемь лет могилы обретали новых постояльцев. Естественно, над этими холмиками не возводили никаких пышных надгробий. К Богу большинство жителей Вены являлись без всяких прикрас. Один металлический крест служил напоминанием об останках усопшего, но над могилой Моцарта не было и его. Не было никакой таблички (тут уж вопросы к жене, так и не посетившей ни разу могилу). Поэтому место, где был похоронен Моцарт, вскоре забыли. …После смерти композитора минуло полвека. Предположительно в 1843 г. гравер из Вены Якоб Хиртль получил некий череп. Как гласит легенда, это «вместилище ума» подарил ему приятель — могильщик с кладбища Св. Марка.

Ныне на венском кладбище можно увидеть прекрасный памятник Моцарту. Но праха великого композитора под ним нет.


Станьте первым оставив свой комментарий к этой публикации.

Авторизируйтесь: или используйте форму ниже.

 Похожие публикации

Легенда Ватикана
 Легенда Ватикана
Папесса Иоанна – личность, существование которой до сих пор толком не подтверждено. Несмотря на это, легенда о женщине, занимавшей папский престол,...

7 интересных фактов о великих русских композиторах
 7 интересных фактов о великих русских композиторах
Сегодня мировая классическая музыка просто немыслима без произведений русских композиторов, хотя отечественная композиторская школа появилась только...

Тайна смерти Гоголя
 Тайна смерти Гоголя
Известно, что Гоголь был очень мнительным человеком. Его неоднократно обследовали различные медицинские светила: Ф. И. Иноземцев, И. Е. Дядьковский,...

10 композиторов, которых вы должны знать
 10 композиторов, которых вы должны знать
Про каждого из них можно с уверенностью сказать, что он самый великий композитор, который когда-либо был, хотя на самом деле невозможно, да и нельзя,...

Золотое правило идеального брака
 Золотое правило идеального брака
Большинству супругов для того, чтобы быть счастливыми, не хватает совсем немногого. Если сделать усилие, союз, заключенный на всю жизнь,...