”...общественная некоммерческая организация, объединяющая русскоязычное население Тампере и регион Пирканмаа в Финляндии...” 

Бриллиантовая рука - архитектура в фильме

Это интересно Andrey 0 2 508 
Бриллиантовая рука - архитектура в фильме

Мы уже писали как снимался фильм, но тем не менее вернемся еще раз к нему. К концу 1960-х годов режиссер Леонид Гайдай уже считался признанным мастером эксцентрической комедии, но даже на фоне сверхудачных «Операции „Ы“» (1965) и «Кавказской пленницы» (1966) его новая картина, вышедшая на экраны советских кинотеатров в апреле 1969 года, имела оглушительный успех.

Приключения заурядного, казалось бы, старшего экономиста «Гипрорыбы», оказавшегося не в то время не в том месте, и шайки контрабандистов, берущих его в оборот, посмотрели только в кинопрокате за первый год почти 77 миллионов зрителей, сделав «Бриллиантовую руку» самым успешным комедийным фильмом в СССР. О солнечных Сочи и Баку в любимой комедии миллионов, нравах и быте жителей всесоюзной здравницы и том, как из столицы советского Азербайджана сделали заграничный «город контрастов».

Действие пролога фильма разворачивается в неназванном восточном городе — чуть позже выясняется, что, скорее всего, это Стамбул. Снимали «заграницу» в местами экзотически выглядящем по советским меркам Баку.

Прекрасная панорама Каспийского моря и азербайджанской столицы на Апшеронском полуострове.


Заграничности пытались добавить, щедро украсив бакинские улицы разнообразными вывесками. Тут тебе и Lampade-Radio, и Cafe’s Scifo, и вывески почему-то на арабском (или фарси), и даже некая ferreteria, что, как утверждает «Википедия», есть испанский термин для обозначения магазинов по продаже разного рода инструментов. Баку, впрочем, с головой выдает здание в перспективе улицы. Это, пожалуй, самая известная достопримечательность города — так называемая «Девичья башня», 30-метровое сооружение XII века, входившее в оборонительную систему старого Баку.


Действие всех «заграничных» эпизодов «Бриллиантовой руки» происходит в границах Ичери-шехера, окруженных сохранившейся крепостной стеной нескольких кварталах бакинского Старого города. Эта самая средневековая стена XII—XV веков с характерными зубцами присутствует на многих кадрах. Зачастую компанию ей составляет одна и та же иномарка — по всей видимости, с другими образцами загнивающего капиталистического автопрома в столице советского Азербайджана было туговато.



Советский приморский город, как и его заграничный антагонист, погрязший в контрастах, напрямую в фильме не называется. Снимать его Гайдай, в принципе любивший работать на курортах, решил в главной всесоюзной здравнице — Сочи. Руссо туристо, невероятным образом получившие разрешение на выезд из страны, возвращаются из круиза другими людьми.


Очень стильное модернистское сочинское здание осталось, увы, неопознанным.


Зато о сочинской прописке Семен Семеныча Горбункова недвусмысленно свидетельствует сооружение справа на следующем кадре. Это Морской вокзал города.


Прекрасное здание в монументальном сталинском стиле со шпилем, общей высотой 71 метр, спроектированное архитекторами К. Алабяном и Л. Карликом и построенное в 1955 году, в советское время было настоящим символом Сочи. Оно действительно регулярно встречало жителей и гостей города-курорта, прибывавших сюда на круизных и прочих теплоходах.


Сцена прощания Горбункова с семьей («Мы провожаем ПАААААПУ!») снималась на главном глубоководном причале вокзала.


Интерьер каюты «Михаила Светлова» — герои знакомятся. Играть вторую главную роль в пару к Юрию Никулину Гайдай пригласил тогда еще совсем мало кому известного 27-летнего Андрея Миронова. Образ модника-манекенщика, по совместительству подрабатывающего контрабандистом, любящего костюмы с отливом, водолазки и шляпы, иметь которые являлось бы пределом мечтаний любого современного хипстера, наконец-то, прославил на всю страну одну из будущих главных советских кинозвезд.


Вновь Стамбул-Баку и, заметьте, все та же улица, что и в прологе, с теми же вывесками и тем же автомобилем. Только погода уже солнечная, и вокруг бродят толпы местных жителей. К счастью, азербайджанцы выглядят и так достаточно экзотично для среднего жителя СССР, поэтому съемочной группе пришлось лишь озаботиться переодеванием женщин в чадры.


Горбунков фотографирует иноземные достопримечательности (конечно, забыв снять крышку с объектива) своей «Сменой». На заднем плане виден минарет Джума мечети, одной из нескольких старинных (1899) мечетей бакинского Ичери-шехера.


Уже другая улица, но — вот поразительно — и здесь есть Cafe’s Scifo и реклама Lampade-Radio, а конкуренцию верблюдам составляет наконец-то обнаруженная на просторах Азербайджанской ССР другая иномарка.


На улочках Ичери-шехера, в перспективе — фрагмент стены, окружающей старый город Баку. Приближается цигель-цигель, ай-лю-лю.


Объявляется свободное время. Архитектурный фон кадра составляет дворец Ширваншахов XV века. Герой Миронова, кстати, смотрит на золотые Longines — собственные часы актера.


А здесь за Гешей Козодоевым уже Баку советский. На заднем плане прекрасно видны грандиозные сталинские административные здания первого послевоенного десятилетия.


Колорит восточного города.


С приходом в Азербайджан больших нефтяных денег этого колорита (по крайней мере исторического) заметно поубавилось, в городе стали появляться вполне современные здания, сделавшие бы честь любой европейской стране, но дворики старого города, по которым блуждают герои «Бриллиантовой руки», во многом и спустя 40 лет после выхода фильма остались все теми же.




Разве что прибавилось самостроя, а на стенах домов появились посторонние агрегаты типа кондиционеров или спутниковых тарелок.


Возвращаемся на нашу советскую родину. «Мосфильм» в «Бриллиантовой руке» ненавязчиво рекламирует новую комедию Эльдара Рязанова.


Так жила семья старшего экономиста в «Гипрорыбе». Дом — пока относительно свежая панельная хрущевка.


Окна лестничных клеток заполнены популярными в те годы стеклоблоками.


Это тоже Сочи, только нетуристический. Работникам многочисленных санаториев, учреждений сферы обслуживания, старшим экономистам в проектных институтах, наконец, контрабандистам тоже надо было где-то жить.


Обстановка скромная, но телевизор уже имеется. Все интерьеры были созданы в павильонах «Мосфильма».


А на кухне, в шкафчике, — початая бутылка грузинского коньяка и венгерская консерва Globus.


В противоположность Горбункову его новый заклятый друг Козодоев живет в квартире, заполненной модернистскими светильниками и украшенной многочисленными предметами искусства, включая икону в углу, дизайнерски стилизованном под деревенскую избу.


Под иконой стоит шеренга фарфоровых слоников. Этот эпизод и увлеченность Козодоева православием не слишком понятны в контексте картины, да и не то чтобы вразумительно выглядит сама контрабандная схема, по которой шайка авантюристов рисковала свободой, чтобы ввезти в СССР «золото и бриллианты», «найти» с ними клад и отдать 75% его стоимости государству. Но это только если не знать про вырезанный цензурой фрагмент фильма, из которого следовало, что контрабандисты вывозили из Союза иконы, обменивали их в «городах контрастов» на драгоценности, ввозили ювелирку обратно в Союз и там легализовывали нажитое преступным путем через клад.


Статья об «интересной находке» при пристальном изучении представляет собой набор бессмысленных фраз вроде «Амортизация основных фондов» и «Разгоряченные мокрые прыгуны, спешащие к дрессировщику, останавливаются перед решетчатым барьером» (?!).


Прогулки по Приморскому бульвару Сочи.


Анна Сергевна. Не ясно, что сильнее гипнотизирует на этом кадре: сооружение в черно-белую линейку или героиня Светланы Светличной.


Шоу-рум сочинского Дома моды. Летний комбинированный костюм «Универсал-69».


«Бриллиантовая рука» — поразительно современный и раскованный фильм, особенно для 1968 года. Девушки в мини-бикини, Светличная в купальнике и без него, демонстрация сразу двух проституток: заграничной и нашей (наша, конечно, круче) — сложно представить, как пропустили такую аморалку партийные цензоры.


Инструктаж Семен Семеныча проходит на набережной реки Сочи.



Один из ключевых эпизодов картины разворачивается в летнем ресторане «Плакучая ива». Местные краеведы тщатся убедить публику, что эти сцены снимались в реальном сочинском ресторане, однако ничего похожего на павильон под неоновой вывеской в городе не осталось. Скорее всего, интерьер «Плакучей ивы» создан на площадке «Мосфильма» в Москве.


Ресторан летний, поэтому большие площади остекления и растущая прямо посреди зала ива не удивляют.


Администратор в популярном сочинском ресторане — конечная точка на пути к успеху в этом городе.


В интерьере заведения широко использован натуральный камень (или по крайней мере намек на него). Художники-постановщики не поленились даже создать декорацию открытого камина в зале, перед которым «шеф» на банкете рассказывает о решении купить, «по совету друзей», автомашину «Москвич» последней модели.


Архитектура этого сооружения, увы, отличается предельной утилитарностью. Создатели картины соблюли достоверность: «Плакучая ива» заявлена рестораном летним, соответственно, без собственного санузла.


Иностранные моряки и некая подозрительная, возможно, также портовая девушка между прочим распивают румынское (!) шампанское Zarea. Элементы сладкой жизни.


Отель «Атлантик», куда Горбунков приехал покупать женский халатик с перламутровыми пуговицами.


В роли не существующего в Сочи отеля выступала гостиница «Горизонт» в Адлере, в которой и жила съемочная группа «Бриллиантовой руки» во время работы над фильмом.


«Атлантик»-«Горизонт» мелькает на кадрах чуть раньше ключевого эпизода с халатиком. Именно в здании за горбунковской «Волгой» находился тот самый «двухкоечный нумер».


Интерьеры комнаты — «мосфильмовские».


Богатая обстановка для советской гостиницы, пусть даже и на главном курорте огромной страны.


Так «Горизонт» выглядел во времена своего расцвета, в 1979-м.


Перпендикуляром к жилому корпусу был пристроен двухэтажный объем с рестораном «Прибой» и кафе-мороженым. Можно встретить утверждения, что именно в «Прибое» снимали «Плакучую иву», но это, очевидно, не так.


Увы, историческая сочинская гостиница, знакомая десяткам миллионов кинозрителей по одному из самых популярных фильмов советского кинематографа, в 2000-е была выкуплена некими частными лицами и практически полностью снесена, причем без шансов на новое строительство.


Так двухэтажные руины отеля «Атлантик», гнезда аморалки и сладкой жизни, и стоят немым укором человеческой безалаберности в ожидании Олимпиады 2014 года.

[media=http://video.mail.ru/bk/vahidov/7997/8001.html]
Станьте первым оставив свой комментарий к этой публикации.

Авторизируйтесь: или используйте форму ниже.

 Похожие публикации

Автомобиль из Кавказской пленницы
 Автомобиль из Кавказской пленницы
Все помнят фильм Леонида Гайдая «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика». А все кто помнят этот фильм, не могли не запомнить тот красный...

Магическое число A113 студии Pixar
 Магическое число A113 студии Pixar
Обращали ли вы внимание на появление в каждом мультипликационном фильме студии Pixar на номер A113. Это не просто выдуманная серия цифр, переходящая...

Как снимался фильм «Бриллиантовая рука»
 Как снимался фильм «Бриллиантовая рука»
Все мы любим этот прекрасный фильм, добрая половина фраз из которого перешла в разряд «народных». Искрометный юмор, тонкая ирония режиссера — фильм...

22 июня. Роковые решения
 22 июня. Роковые решения
22 июня 2011 года исполнится ровно 70 лет с начала главной трагедии российской истории - Великой Отечественной войны. Войны, унесшей десятки...

Верные друзья
 Верные друзья
В 1954 году на экраны СССР вышел фильм Михаила Калатозова "Верные Друзья". Сюжет фильма хорошо известен не одному поколению зрителей. На окраине...