”...общественная некоммерческая организация, объединяющая русскоязычное население Тампере и регион Пирканмаа в Финляндии...” 

Ужас лондонских таксистов 19 века

Энциклопедия Andrey 0 3 822 
Ужас лондонских таксистов 19 века

Представьте, что вы прогуливаетесь по Лондону 19-го века и направляетесь к стоянке кэбмэнов. Внезапно громкий крик “Господи, здесь Проджерс!” эхом разносится по улицам. Все водители быстро сматываются, оставляя стоянку пустой, и все из-за, казалось бы, совершенно безвредной, достаточно богато одетой на вид женщины: Миссис Кэролайн Гиакометти Проджерс, чье имя вселяло ужас в лондонских кэбмэнов, прославившейся своей неутомимостью в ведении судебных разбирательств.

В течение двадцати лет она таскала по судам лондонских кэбмэнов, обвиняя их в грубом к ней отношении и обсчете. Она судилась с газетным издателем и даже с собственным поваром. О ее неутомимости и упорстве писали в прессе и высмеивали, о ней даже пели в мюзик-холлах. Один кэбмэн отчаялся до такой степени, что сжег чучело миссис Проджерс во время праздника “Ночь Гая Фокса“.

Впервые свою страсть к судебным разбирательствам Кэролайн почувствовала в 1871 году, когда она начала бракоразводный процесс со своим мужем, австрийским военным моряком, капитаном Джованни Баттиста Гиакометти. Тот процесс стал первым случаем, когда развелась супружеская пара, в которой жена была богаче мужа (семья Проджерс имела хорошее состояние через мать Кэролайн, удачно вышедшую замуж). Детали процесса Гиакометти и Проджерс подробно описывались в печати, говорилось даже о том, что Кэролайн Проджерс подвергла сомнению тот факт, что Джакометти является отцом ее детей. Этим она пыталась полностью лишить его какого бы то ни было наследства. Уже после развода были и другие разбирательства в суде. Джованни Джакометти, например, заявил, что оставил когда-то карьеру по просьбе бывшей жены и потребовал с нее денежной компенсации. Родители Кэролайн встали на сторону бывшего зятя и ежегодно выплачивали Джакометти несколько сот фунтов. Кэролайн же вскоре снова оказалась в судебном зале за отказ платить гонорар стенографисту, которого она сама же и наняла на время ведения бракоразводного процесса.

Вскоре после всех этих процессов Кэролайн и начала свой печально известный крестовый поход против лондонских извозчиков и кэбмэнов. Она “работала” так. Ловила кэбмэна и называла ему пункт назначения, расстояние до которого она точно знала (она всегда носила с собой схему проезда кэбов с указанием точных расстояний между всеми пунктами), затем она останавливала кэб недалеко от места назначения, где плата за проезд, по идее должна была уменьшиться. В большинстве случаев кэбмен пытался взять с нее первоначальную сумму, не снижая ее из-за небольшого изменения маршрута, начинал спорить с пассажиркой. Она же, в свою очередь, требовала с него подсчета совершенно точной стоимости проезда. Оба начинали угрожать друг другу судом, кэбмэн обычно пускался в оскорбления и тогда Кэролайн показывала ему припасенную схему.



Такие “разводы” кэбмэнов Кэролайн проводила довольно успешно и довела до суда более 50 человек, многие из этих судебных разбирательств превращались в фарс (стенограммы этих процессов описывают множество забавных случаев). В прессе потешались над тем, что Кэролайн всегда настаивала, чтобы к ней обращались исключительно по полному имени (Кэролайн Гиакометти Проджерс), а один из судей сказал однажды, что для нее было бы проще и дешевле купить собственный экипаж, чем снова и снова судиться с кэбмэнами.

Кроме судов с кэбмэнами она одновременно участвовала и в других тяжбах. Кэролайн подала в суд на уволенного ей повара, отказывающегося уезжать из ее дома. Судилась она и с газетным издателем только из-за того, что тот порвал ее платье во время ссоры, возникшей после того, как Кэролайн отказалась платить пенни за газету. Ее часовщик тоже получил повестку в суд – Кэролайн заявила, что тот вернул ей не ее часы после ремонта.

В 1875 году чучело Кэролайн было сожжено одним из обиженных ею кэбмэнов на праздничном костре во время празднования “Ночи Гая Фокса”, за что кэбмена арестовала полиция. Его, правда, выпустили прямо из зала суда, поскольку судья расценил его действия как “шутку, целью которой было развлечение публики”.


Карикатура из журнала “Punch” (6 марта, 1975 года)


Имя Проджерс упоминалось в множестве юмористических изданий, его обычно носили странные и эксцентричные героини, которых нужно было избегать любой ценой, опасаясь навлечь на себя ее гнев. О Кэролайн Гиакометти Проджерс несколько раз писали даже в знаменитом журнале “Punch”. В 1890 году там был напечатан стихотворный фельетон о ней (ниже). В том же году, кстати, Кэролайн скончалась. И в том же, 1890 году, по странному стечению обстоятельств, в Лондоне было решено оборудовать все городские кэбы механизмами, позволяющими измерять расстояние и автоматически подсчитывать стоимость проезда (сегодня мы называем эти устройства таксометрами).

A Autumn-attic happaratus
For measuring off our blooming fares!
Oh, hang it all! They slang and slate us;
They say we crawls, and cheats, and swears.
And we surwives the sneering slaters,
Wot tries our games to circumvent,
But treating us like Try-yer-weighters,
Or chockerlate, or stamps, or scent!
Upon my soul the stingy dodgers
Did ought to be shut up. They’re wuss
Than Mrs. JACKERMETTY PRODGERS,
Who earned the ‘onest Cabman’s cuss.
It’s sickening! Ah, I tell yer wot, Sir,
Next they’ll stick hup―oh, you may smile―
This:―”Drop a shilling in the slot. Sir,
And the Cab goes for just two mile!”
Beastly! I ain’t no blessed babby,
Thus to be measured off like tape.
Yah! Make a autumn-attic Cabby,
With clock-work whip and a tin cape.
May as well, while you’re on the job, Sir.
And then―may rust upset yer works!
The poor man of his beer they’d rob, Sir,
Who’d rob poor Cabby of his perks!




Слава о Кэролайн Гиакометти Проджерс распространилась настолько, что ее имя (Giacometti Prodgers), написанное задом наперед (Sregdorpittemmocaig) носил герой знаменитого романа Джеймса Престона Маддока “Город без солнца”.

Даже ее некролог в лондонской газете, опубликованный в 1890 году, и тот отдавал черным юмором. В нем говорилось:

“Миссис Гиакометти Проджерс, ужас лондонских кэбмэнов, умерла. Она была известна тем, что настаивала на самом точном подсчете стоимости проезда и из-за этого затаскала множество кэбмэнов по судам.”

Такая вот странная, самодостаточная женщина, со странной и печальной судьбой жила в Лондоне в 19 веке.

посвящается моей бывшей супруге...
Станьте первым оставив свой комментарий к этой публикации.

Авторизируйтесь: или используйте форму ниже.

 Похожие публикации

С 8 марта!
 С 8 марта!
Дорогие женщины! Сердечно поздравляем Вас с днем 8 марта! Никогда не теряйте желания нравиться, быть интересными и привлекательными и пусть у Вас...

Вячеслав Молотов и его странности
 Вячеслав Молотов и его странности
8 ноября 1986 года ушёл из жизни Вячеслав Молотов. Его называли «тенью Сталина», он напрямую влиял на мировую политику и был вторым человеком в ...

Проводы ЗИМЫ
 Проводы ЗИМЫ
3 марта (воскресенье), 11.00-16.00 впервые в Тампере традиционный русский праздник «ПРОВОДЫ ЗИМЫ» (Конюшенный двор, Кунинкаанкату 4) Программу...

История происхождения суши
 История происхождения суши
Самым популярным японским блюдом является суши, его можно считать визитной карточкой японской кухни. Япония располагается на островах, окруженных...

Нашлась пропажа!
 Нашлась пропажа!
Шведка Lena Paahlsson потеряла свое обручальное колько из белого золота с семью мелкими бриллиантами в 1995 году на собственной кухне, когда готовила...